«Любовь и разорванное одеяло»

Недавно в наших краях: в Калуге и селе Перемышль, побывал театр «Живая вода» со спектаклем «Он – Она». Творцы спектакля говорят о цели своей постановки так: «Труппа московского православного театра «Живая вода» задалась целью выяснить, почему в современном мире обесцениваются клятвы о вечной любви, обязательства, которые берут на себя люди, вступая в брак.
    Спектакль «Он — Она» — не просто исследование, это сценическая притча, из которой каждый зритель сможет извлечь бесценный урок семейного счастья. Возможно, кому-то эта постановка поможет сохранить семью, кого-то убережёт от непоправимой ошибки, но, в любом случае, мало кого она оставит равнодушной».
    Побывав на спектакле, с этими словами согласилась Татьяна Квасничко, прихожанка храма Рождества Пресвятой Богородицы села Перемышль.
С первого слова первой сцены и до финальных оваций актёры держали зал в сосредоточенном внимании. Зрители смеялись и плакали вместе с героями, а под конец аплодисментам не было конца.
Красной нитью через спектакль проходит тема единения и единства двух разных человек — в одно целое, спаянное и неразделимое по-настоящему, по-правильному. А сюжет прост: две семьи, одни уже пожили, другие, молодые, только начинают совместную жизнь. Но перед нами — совершенно разные модели поведения женщины и мужчины в семье. В старшей — лад, потому что всё на своих местах: «Мужик… Маруська, баба моя… земля моя… дом мой», посев и уборка урожая, каждодневный труд и бытовые хлопоты. Он — Хозяин. Глава. Спокоен, заботлив, трудолюбив, прост и мужественен. Она — помощница, всегда рядом, всегда «под его крылышком», хлопотлива, суетлива, говорлива, сердечна и женственна.
Всё они делают: вместе сеют, жнут, работают, отдыхают, обедают. Вместе молятся, вместе радуются, вместе плачут, их жертвенность и забота друг о друге — естественная, гармоничная, проистекающая от их правильного внутреннего устроения.
Но и в этой, ныне крепкой семье, когда-то были трудности и тяжёлые времена. И о том, как сумели преодолеть свой «кризис», они очень просто, мудро и с юмором рассказали молодым на их свадьбе. Только были ли услышаны?.. Много ли среди нас тех, кто слушает советы мам и бабушек, отцов и священников!
Прошло несколько лет и дом молодых начал «сыпаться»… Так красиво всё начиналось, планы строились громадные и мечты смелые. Свадьбу сыграли с размахом, веселье было до упаду и подарков — гора… Потом — быт, работа, дом, ребёнок… И живут молодые, кажется, «вместе», а на самом деле — просто рядом. Потому что каждый занят собой, и с самого начала видно, кто какое место занимает в доме и чем этот дом наполнен.
Незаметные ещё трещинки подтачивают фундамент дома с самого начала: в свадебном танце молодых, в финальном па, они прислоняются друг к другу спинами. Но муж на секунду раньше отходит, и жена падает. Казалось бы, мелочь, случайность, но за ней — ещё одна, подобная, потом ещё и ещё…
Противостояние двух эгоцентристов доходит до своего апогея — война в семье выплёскивается штормовыми волнами вовне. Старшие — «мужик со своей Маруськой» видят это и не находят себе места, пытаются помочь, остановить, утешить. Какие простые советы дают: жене — «ну потерпи его», мужу — «ну пожалей её»… Как трогательно и искренне молятся старшие, прося у Господа не за себя и не себе, а за этих двух молодых, глупых, несчастных. Их молитвы, советы-приговорки, пословицы, песни русские, мудрые, раздольные как живая вода корням дерева, у которого жухнет листва на макушке… Листва эта — мы, самоуверенные, всё знающие и всё имеющие, но не умеющее терпеть, не умеющие молиться, прощать, не умеющие любить. Есть в спектакле эпизод, где молодая жена молится, но… стоя на стремянке и держа икону перед собой и даже чуть ниже — поза самоуверенности и независимости даже в беде, когда к Богу прибегаем.
И самым сильным местом в спектакле была сцена, когда молился юродивый Иван-дурак Матери Божьей, Заступнице, просил Её нас, грешных и бестолковых, ещё потерпеть. В зале стояла тишина, и, наверное, не у меня одной слёзы навернулись и было желание вместе с ним упасть на колени и молиться-плакать о том же.
Так где оно, счастье? Семейное? Которого все ждут — не дожидаются, ищут и не находят? «Не знаете, где оно?» — спрашивали актёры у зрителей в начале спектакля. А секрет к счастью прост, рядышком оно где-то прячется, ускользает, как «котёночек, маленький, пушистенький, с чёрным ушком», которого юродивый Иван всё покормить хочет, а молока  то и нет в кувшинчике… О каком же «молоке» хочет сказать нам этот юродивый?
В этом спектакле так много иносказательного и глубокого, что сразу всё не поймёшь и не осмыслишь! Свадебные столы, ставшие военными баррикадами… Яблоки — плоды любви невызревшей, кислые, до судороги… А одеяло, которое каждый на себя тянет и рвёт на две никчёмные половинки, которыми не укрыться, не согреться под ними. Мудро, просто, глубоко… И не пройдёшь мимо, задумаешься, и, может быть, что-то изменишь в своей жизни?

(38)